Филиал публичного акционерного общества "Авиационная холдинговая компания "СУХОЙ" "КОМСОМОЛЬСКИЙ-на-Амуре авиционный завод имени Ю.А. Гагарина"

КнААЗ


Почести заслужены по праву

Ветеран завода, участник Великой Отечественной войны и трудового фронта Геннадий Алексеевич Масников встречает представителя прессы с радушием и гостеприимством. Каждому нечасто появляющемуся в его доме гостю он несказанно рад и счастлив от того, что пришедшие скрашивают его одиночество и у него появляется возможность излить душу, погрузиться в незабываемое, хотя и непростое, прошлое.

…В квартире у ветерана уют, отменная чистота, оазис из комнатных растений, галерея из фотографий – свидетелей самых памятных, самых драгоценных дней его жизни. И все это он поддерживает самостоятельно, несмотря на 88­летний возраст. Лишь раз в неделю приходит ему на подмогу социальный работник. Выглядит ветеран подтянутым, бодрым – вопреки возрасту и нелегким жизненным ситуациям. Многое пережито за эти годы, немало испытаний довелось пройти, но и на склоне лет Геннадий Алексеевич остается оптимистом, жизнелюбом.

Жизнь его не баловала с детства. Рано лишился матери, отца с дедом в 1938­ом году репрессировали (реабилитировав посмертно лишь в 1956 году). Тем не менее, на свою непростую судьбу не ропщет.

Росли братья, мечтали, строили планы. И все было бы, наверное, хорошо, если бы в 41­ом не грянула война. Геннадий Алексеевич, как сейчас, помнит:

– В районном центре Приморья, где проживал с семьей, в день начала войны народ собрался на площади на митинг. Здесь и объявили о мобилизации. Утром следующего дня у военкомата семьи со слезами провожали своих близких на фронт. Все хозяйственные работы легли на плечи женщин, стариков и детей.

…Работать Геннадий начал рано, как и многие пацаны того времени. Еще с 10 лет он обучился у деда бондарному делу, а в войну встал на смену ушедшим на фронт землякам. В 1941 году, когда ему исполнилось 14 лет, его с братом и еще тремя мальчишками привлекли к сельскому труду. Местные жители должны были обеспечивать Амурскую флотилию овощами.

– Нас в короткие сроки научили делать бочки, – вспоминает Геннадий Алексеевич, – и отправили в деревню, где мы приступили к самостоятельной работе. Получали за нее по 400 граммов хлеба, да столько еще воинская часть выдавала. В общем­то не голодали, но работа была трудная, уставали страшно…

Так для Геннадия начался трудовой фронт. К моменту призыва в 1944 году у него было уже 4 года стажа, да и раньше они с братьями не отлынивали, с раннего детства помогали родителям по хозяйству, все умели делать. А когда деда и отца арестовали (по чьему­то злому оговору), братьев взяли в свои семьи родственники.

У Геннадия и у многих сверстников из его поколения не было детства и юности, мальчишки рано повзрослев, заменяли отцов и дедов, ушедших защищать Родину, много работали.

– Поэтому на встречах в воинских частях, во время принятия присяги, в школах мы всегда желаем молодежи, чтобы в их жизни никогда не повторялось то, что испытали мы, – делится ветеран.

Ему не было и 17 лет, а он все рвался на фронт – ну когда же наступит его пора. Когда можно будет наравне с другими товарищами, уже воевавшими, уйти защищать Родину. А на фронт все не брали – ростом не вышел. И все­таки добился своего. С ростом в 148 сантиметров (правда, приписали ему в военкомате недостающих 2 см) он отправился на службу. За годы войны и послевоенной службы вырос до 175 см, превратился из подростка в настоящего статного мужчину с отменной выправкой.

– 25 ноября 1944 года, когда мне исполнилось 17 лет, в тот же день принесли повестку о призыве в армию, – рассказывает ветеран. – Направили в гарнизон поселка Раздольное Приморского края, где в составе 112­го запасного полка осваивал 120­часовую программу подготовки бойца. Приняв присягу, отправился на фронт.

Служить Геннадию Масникову довелось на родине, в Амурской области, в 560­ом отдельном стрелковом полку. Слава богу, война подходила к концу, в мае 45­го Германия потерпела поражение, но теперь пришла пора дать отпор другому воинствующему государству – милитаристской Японии. В июле стрелков полка перебросили в район Лесозаводска. А рано утром 9 августа начались военные действия.

– Наша автоматная рота, в составе Первого Дальневосточного фронта, вела мощнейший артобстрел японцев, – вспоминает Геннадий Алексеевич. – Мы, стрелки, шли цепью, пожиная результаты работы тяжелой техники. Брали в плен японцев. Воевали и надеялись на скорейшее окончание войны. Надежда осуществилась 2 сентября 1945 года, когда была одержана победа на всех трех фронтах: Забайкальском, Первом и Втором Дальневосточных.

Роту, в которой служил Масников, после войны перебросили в Пхеньян. Там он прослужил еще четыре года.

– В 1947 году, – с гордостью рассказывает Геннадий Алексеевич, – в Пхеньяне был воздвигнут памятник погибшим советским солдатам. На его открытии был и лидер Кореи Ким Ир Сен. А мне довелось в числе солдат 5­й роты 109­го гвардейского тяжелотанкосамоходного полка стоять в почетном карауле.

Демобилизовался Геннадий Масников в 1951 году. Куда идти дальше? За годы службы хорошо освоил технику, был танкистом, командиром самоходной артиллерийской установки. Решил податься в Комсомольск­на­Амуре, туда, где строят самолеты. Считает, что два вида вооружения – танки и самолеты – где­то сродни друг другу, только одни ходят по земле, а другие летают в небе.

Очень переживал, что на авиационный его могут не принять (учитывая историю с репрессированным отцом и дедом). Но повезло – поверили, учли и его технический профессионализм, примерную военную службу. Но, конечно, и проверяли. Тяжесть ноши спала лишь в 1956 году, когда ему вручили пакет о реабилитации родных.

На заводе сначала оформили во второй цех, но все время Геннадий Масников мечтал о седьмом, где строят самолеты, где нужно работать со сложнейшей техникой, к которой он приобщался и хорошо освоил еще в годы службы. И наконец его мечта сбылась.

– Как­то попал я на прием к начальнику седьмого цеха. Он меня внимательно выслушал и, вероятно, понял, что перед ним стоит готовый специалист, отправил на участок вооружения. И с мая 1951 года я стал рабочим цеха № 7.

На нашем авиационном заводе Масников проработал много лет. Сначала был слесарем­монтажником, потом стал отличным специалистом по вооружению, опытнейшим прибористом. «Перевыполнял задания, добивался отличного качества, за что неоднократно поощрялся. Обучал своей профессии молодых рабочих, подавал рационализаторские предложения, выходил победителем социалистического соревнования», – так писала о Масникове заводская газета «Вперед» в 1974 году.

Эта же газета в 1973 году отзывалась о нем как об активном общественнике: «Много лет избирался в цеховой комитет. Вел большую работу в бытовой комиссии завкома, избирался депутатом в местные советы. Каждому из этих дел – как производственному, так и общественному – отдавал всего себя. Он считает, что в этом и состоит смысл человеческой жизни».

И уйдя на пенсию, Г.А. Масников не переставал быть активным общественником. Он один из основателей окружного совета ветеранов, уже 27 лет член городского совета ветеранов войны и трудового фронта.

Геннадий Алексеевич бережно хранит вырезки заводской газеты, где говорилось о его производственных достижениях или активной общественной работе. Работа в седьмом цехе, до самого ухода на заслуженный отдых – это большая часть его счастливой жизни, с множеством сослуживцев, друзей, совместными трудовыми буднями и праздниками, интересной и насыщенной общественной деятельностью.

Немалую долю общественной работы ветерана долгие годы занимали встречи со школьниками, молодежью. Раньше делал это регулярно и с большой охотой, сейчас силы уже не те…

– Бывая на встречах со школьниками, мы стараемся вселить в их головы и души что­то полезное, отвлечь от недостойных поступков, научить ценить то, какой ценой, зачастую жизнями их дедов, досталась мирная достойная жизнь нынешнему поколению, – делится ветеран войны. – Наверное, подростки порой считают, что и так много всего знают, насмотрелись по телевизору и в Интернете. А мы даем понять, что им представилась редкая возможность живого общения с представителями судьбоносных исторических событий страны, которых становится все меньше и меньше...

На таких встречах, по словам ветерана, школьники иногда спрашивают, убивал ли он на войне и сколько врагов уничтожил. Но разве в этом главное, сокрушается фронтовик.

– Конечно, бойцы обязаны стрелять, – поясняет он. – А сколько конкретно врагов положили, разве сосчитаешь. Стрельба ведь шла не снайперская, а кто и сколько застрелил – никто не знает. И разве в этом суть? Главное, все старались побыстрее изгнать врага, дожить до победы. Делали это ради великой цели: отстоять независимость Родины, не дать врагу поработить страну.

…С гордостью и теплотой листает Геннадий Алексеевич семейный альбом, охотно показывает фотографии родственников, о которых тут же рассказывает, свои фото, демонстрирующие многие факты его долгой и насыщенной жизни. Даже оставшись одиноким, он не перестает сохранять в доме атмосферу счастливой семейной жизни. Вот фотография на балконе, утопающем в цветах, как повелось еще при жизни жены, вот – с сослуживцами в разные периоды трудовой жизни, с такими же, как он, ветеранами­фронтовиками… Как все они дороги ему!

С возрастом годы бегут стремительно, уходят из жизни друзья и родные люди. До сих пор щемит сердце от боли утраты любимой жены, с которой прожили в счастливом браке 50 лет. Нет в живых и братьев. В Комсомольске остались лишь племянники, которые не забывают дядю, навещают, помогают при необходимости. И все равно чувствует себя ветеран одиноко. Ровесников, с которыми можно было бы чаще общаться, становится меньше.

И все­таки ветеран не теряет оптимизма, не опускает рук – сам идет к людям, не бросает общественную работу. А о его здоровье и достойной жизни заботятся государство, родной завод, совет ветеранов. Помощницу ему дали добросовестную, раз в неделю за счет государственных средств соцработник наводит порядок и оказывает помощь ветерану войны. Необходимо поправить здоровье – пожалуйста, выбирай здравницу, нужна бытовая помощь – тоже не откажут. Лечение, обследования – всегда без очередей…

– Социальный работник профессионально выполняет свое дело, а ее труд оплачивает государство. Оно обеспечило меня всем, ни в чем не нуждаюсь, затруднений никаких не испытываю. Вот только одиночество угнетает. Но спасибо родному коллективу. Из седьмого цеха приходят навестить меня к праздникам, с подарками и поздравлениями. Когда я вижу в своем доме молодежь, очень счастлив. Спасибо всем за то, что вы делаете для ветеранов!

В дни парадов и других торжественных событий лацкан праздничного пиджака Геннадия Алексеевича Масникова украшают множество наград – боевых и трудовых: ордена Великой Отечественной войны и «Знак почета», медали «За победу над Японией» и «Ветеран труда», множество юбилейных наград.

Вот и 9 мая 2015 года, в день 70­летия Победы, надев праздничный костюм с наградами, к которым на днях прибавилась еще одна – юбилейная, придет он на встречу ветеранов войны и трудового фронта с директором завода. И встанет вместе с другими ветеранами войны и труда в почетный строй у мемориала Славы.

Людмила Харчева.
Крылья Советов, № 14, 2015 год.