Филиал публичного акционерного общества "Авиационная холдинговая компания "СУХОЙ" "КОМСОМОЛЬСКИЙ-на-Амуре авиционный завод имени Ю.А. Гагарина"

КнААЗ


Он воевал под Сталинградом

Анатолий Иванович Болгов, участник Сталинградской битвы, родился 10 мая 1923 года в Новосибирске. На Дальний Восток семья Болговых перебралась в начале 1930-х. Анатолий Иванович вспоминал позднее о первых днях и годах нового города. Как тронулся в начале мая 1932-го года лед, и вскоре причалили к берегу четырехколесный пароход «Колумб», пассажирская баржа. Люди прибыли на необустроенный, необжитой берег, но задора жизненного в них было так много, что уже через неделю вечерами на берегу пляшут. Это удивляет и запоминается девятилетнему Толе. Людям жить толком негде, они тяжело работают, но не смотря ни на что радуются жизни.

Шустрый мальчишка с интересом наблюдает, как строится молодой город. Вот заработал лесоучасток: «В Каменном карьере была установка, называлась она Финская стружка – это такой большой нож, которым режут осиновые пластины, там сразу был устроен лесоучасток». Вот стали делать первые кирпичи: «Сделали «творило», такую круглую штуку, куда сыпали землю, песок, заливали воду, привязанные лошади ходят по кругу и вращают этот аппарат, делают замесы для кирпичей…». Вот прибыли красноармейцы, и стройка сразу пошла значительно быстрее. «На левой стороне на берегу была строительная контора, там войска стояли. Мне очень нравилось – половина девятого утра, стоит огромный оркестр, труб двадцать и играет. Так с музыкой они и выходили на работу. У них почему-то всегда было хорошее настроение…». 

Быстро пролетели предвоенные годы, Анатолий учился в школе, занимался в аэроклубе авиационного завода. Ему едва исполнилось восемнадцать, когда началась война. В армию его призвали 5 декабря 1941 года. Воевал под Москвой во II-й гвардейской ополченской дивизии, которая входила в армию Рокоссовского. В сентябре 1942 года был направлен в часть, которую отправили в район Сталинграда.

«Нас держали близко-близко от фронта. Мы выходили только ночью, и ночью же подтягивались орудия и танки к передовой. Никто не знал, что готовится наступление. Мы были в резерве командования.

19 ноября рано утром началась артиллерийская подготовка. Ее грохот все усиливался и усиливался. Но поскольку солдат, которые уже участвовали в боях, было мало, в основном молодые необстрелянные ребята, то с вопросами обращались к уже «опытному» солдату, девятнадцатилетнему Анатолию: «Почему такой гул и шум? Что это такое? Когда будут наступать немцы?». Это была одна из самых масштабных артподготовок за всю историю Отечественной войны. Этот день потом стал Днем артиллерии и ракетных войск…

А тогда, поздним утром, уже около 10 часов, нас посадили на машины и переправили через Дон. Шла огромная армия, большое количество танков, кавалерии. Никакого сопротивления со стороны немцев не было. Они просто растерялись, не ожидали такого наступления. Все блиндажи, все наблюдательные пункты противника были разрушены и развалены бомбовыми ударами нашей авиации.

Нам предстояло наступать до Ростова-на-Дону. Наступление было хорошо отлажено, был большой порядок. И вот наконец состоялось окружение вражеской группировки. Конечно, противник был сильный, но у нас было огромное желание победить, освободить город от немцев, и мы это сделали.

Конечно же, были огромные потери, как со стороны немцев, так и с нашей стороны. Но война есть война, они никого не щадит.

За время наступления у нас была возможность посмотреть немецкие тылы. Мы видели тысячи коров и свиней, приготовленных к отправке в Германию, во всем была видна пунктуальность и аккуратность немцев. На почтовых станциях тысячи посылок. Несколько мы раскрыли, там в основном были фотографии кошек, собак, людей, письма и т.д…

Когда шли по тылам, видели огромные немецкие кладбища, они своих солдат хоронили отдельно, ставили березовые кресты, на которых обязательно указывали фамилию, имя, отчество, дату рождения и смерти. Судя по этим кладбищам, потери у немцев тоже были огромными…

Мы стали закрепляться на занятых территориях, рыли окопы, но сначала немцы не делали никаких попыток на нас наступать. Только дня через два немецкие снайперы начали вести прицельный огонь по нашим позициям, в основном старались убивать офицеров.

На стороне немцев воевала румынская дивизия, но это только так говорилось, на самом деле они не хотели сражаться. И при первой возможности примерно тридцать тысяч человек сдались в плен. Интересно, что во время артиллерийского обстрела ни снаряды, ни бомбы не попадали на место дислокации румын…

Наступление длилось около двух недель. Ночью продвинемся вперед и опять окапываемся. В ноябре было еще не очень холодно, и в окопах мы не слишком мерзли.

Наши солдаты умели воевать и сопротивляться, я никогда не видел, чтобы кто-то из наших проявлял трусость.

После Нового года началось серьезное уничтожение немцев, но 7 января меня ранило, и я попал в военный госпиталь в Саратове. А уже 2-го февраля мы все услышали по радио  голос Левитана, который объявил об уничтожении вражеской группировки под Сталинградом. Этот разгром повлиял на весь исход войны»

Ранение Анатолия Ивановича было тяжелым, и на фронт он уже не вернулся. В 1944 году был демобилизован по ранению и вернулся в Комсомольск-на-Амуре. Здесь от военкомата  его посылают учиться в юридическую школу в Хабаровск. После, в 1946 году, он поступает в юридический институт, после его окончания работает юристом на заводе Амурсталь. В 1957 году А.И. Болгов назначен заведующим городской юридической консультацией, в 1963 году – председателем народного суда Комсомольска-на-Амуре. В 1966 году перешел на завод им. Ю.А. Гагарина начальником юридического отдела. В 1988 году ушел на заслуженный отдых.

Награжден орденом «Отечественной войны I степени», медалями: «За отвагу», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда» и другими.

Марина Левина.
Крылья Советов. № 7, 2015 год.